С именем этого человека связывают обычно бытовые электроприборы и электротехнику. И это действительно правильно, но только отчасти. Потому что Роберт Бош был не только одним из пионеров промышленной революции. Еще он прославился как человек, который совершил в начале ХХ века переворот в автомобиле-строении. Собственно, и неизвестно, по какому бы пути развивался сегодня авто-пром без изобретений этого выдающегося промышленника. Поэтому его по праву упоминают в одном ряду с такими легендарными личностями, как Карл Бенц и Готтлиб Даймлер – то есть, людьми, которые изобрели автомобиль. А имя Роберт Бош в 1984 году заняло почетное место в "Автомобильном зале Славы" в Музее Генри Форда в американском городе Диборн.


Роберт Бош был не только одним из пионеров промышленной революции, еще он прославился как человек, который совершил в начале ХХ века переворот в автомобилестроении

Роберт Бош родился в Германии в 1861 году – в удивительное время, когда электротехника только начинала прорастать в единичных подвалах-лабораториях фанатичных исследователей-самоучек. Это было бескрайнее поле для творчества и попытка применения электричества, где только позволяла фантазия. Именно этим неосвоенным направлением науки и увлекся Роберт Бош, которого подтолкнул к выбору этого жизненного пути его отец – зажиточный землевладелец, не желавший, чтобы его сын копался в земле.
 

В 25 лет Роберт Бош открывает маленькую фирму своего имени, представлявшую собой маленькую мастерскую (на фото), где он собирается заняться созданием электротехнического оборудования
 
По окончании технической школы Бош начинает на практике активно осваивать разработку электрического оборудования, интенсивно путешествуя и работая в многочисленных компаниях, включая Siemens и фирму Томаса Эдисона в США, где наука об электричестве находилась в зачаточном состоянии. Роберта все больше захватывает идея открытия собственного дела. И после возвращения на родину 25-летний Бош открывает свою маленькую фирму имени себя, представлявшую собой маленькую мастерскую, собираясь заняться разработкой и продажами электротехнического оборудования. Именно тогда молодой Роберт Бош, еще не зная о будущих успехах своего изобретения, и создает устройство зажигания от магнето, позднее сыгравшее важнейшую роль в развитии автопромышленности. 
 
На дворе был 1887 год, и совсем недавно Карл Бенц и Готтлиб Даймлер построили свои первые в мире автомобили. А в это время в мастерскую Боша обратились из фирмы Deutz и попросили отремонтировать аппарат зажигания для стационарного двигателя внутреннего сгорания, который использовался на одном из промышленных производств. Проблема заключалась в перебоях при генерации искры для детонации топливно-воздушной смеси в двигателе. Роберт Бош досконально изучил аппарат и пришел к выводу, что никакой ремонт не исправит положения в несовершенстве конструкции, и предложил использовать модернизированное устройство под названием "магнето".
 

Первое магнето 1887 года, созданное по заказу фирмы Deutz для стационарных промышленных двигателей. Этот аппарат стал первым шагом Боша на пути к известности и славе
 
Принцип действия магнето был известен достаточно давно. В его основе лежит функционирование двойного Т-образного якоря в проволочной обмотке, который при движении в магнитном поле вырабатывает электрический ток. Эту конструкцию использовал еще в 1860-х годах Сименс на своей первой динамо-машине, а позже подобный магнитоэлектрический аппарат установил на свой собственно построенный двигатель Николаус Отто. Поэтому Роберт Бош не стал изобретать велосипед, а просто провел значительную модернизацию магнето, в котором, кроме всего прочего, использовал более сильные подковообразные магниты, а само устройство стало гораздо компактнее и мощнее.
 

Тот самый трицикл De Dion-Bouton, на двигатель которого Роберт Бош в 1897 году впервые установил адаптированный вариант своего магнето
 
Дело завертелось – испытания показали большую надежность устройства, и промышленные предприятия стояли в очереди в фирму Боша, чтобы приобрести его устройство зажигания от магнето для силовых агрегатов. Фирма-мастерская начинает понемногу расправлять крылья, ведь к середине 1890-х годов продажи магнето приносили больше половины общей прибыли. Однако к тому времени по брусчаткам мостовых начали тарахтеть первые автомобили, которые кроме своей необычности и фантастичности в передвижении имели и обратную сторону медали – их эксплуатация была делом крайне опасным и достаточно сложным…
 
Но что же такого революционного для всей автопромышленности совершил Бош в усовершенствовании двигателей? Система зажигания, то есть совокупность устройств, которые создают искру в нужный момент работы двигателя, – без преувеличения важнейшая и трудоемкая в изготовлении составляющая любого силового агрегата. Так считали и первые производители на заре автомобильной эпохи, в том числе и Карл Бенц, говоривший, что "зажигание на сегодняшний день – это самая большая проблема из проблем". И в то время это было действительно так. 
 

Тот самый трицикл De Dion-Bouton, на двигатель которого Роберт Бош в 1897 году впервые установил адаптированный вариант своего магнето
 
Дело в том что зажигание в двигателях первых автомобилей представляло собой так называемые калильные трубки, разработанные Готтлибом Даймлером. Воспламенение рабочей смеси происходило не от действия электрического разряда, а от калильной трубки, которую перед запуском нужно было сильно нагреть. Несмотря на простоту и компактность, использование подобного устройства на автомобильных двигателях было недопустимым, поскольку оно было крайне пожароопасным, ведь использовалось открытое пламя, и приводило к частым трагедиям.
 

Роберт Бош часто сам лично принимал участие в автогонках и усиленно привлекал к ним своих соратников, потому что он очень любил побеждать
 
Вот здесь-то автопроизводители и обратили внимание на успешную разработку Роберта Боша. В 1897 году к нему обращается руководство фирмы Daimler с просьбой адаптировать зажигание от магнето Боша для двигателя трицикла De Dion-Bouton. Однако на первых порах Бош столкнулся с проблемой: его магнето для стационарных промышленных двигателей не подходили к высокооборотистому автомобильному силовому агрегату. Он работал со скоростью 1800 об/мин и требовал 900 искр за 60 с, в то время как имевшийся аналог мог производить не более 200 искр за минуту. Однако данная "мелочь" не стала преградой на пути талантливого инженера – тяжелый якорь с обмоткой был помещен внутрь металлической гильзы, которая теперь вращалась вместо него, что наконец-то позволило создать эффективное зажигание для высокооборотистых автомобильных двигателей внутреннего сгорания. Вот такая кажущаяся сегодня мелочь стала значительной вехой в истории всего мирового автопрома.
 
Роберт Бош лично тестировал автомобиль и весь светился от счастья. Еще бы – ведь теперь можно было ездить на любой скорости и не переживать по поводу того, что двигатель в любую секунду может заглохнуть. Запатентовав свое изобретение, Бош начинает экспансию по странам и континентам. Теперь мастерская осталась в прошлом, превратившись в большую фабрику, а фирменное магнето устанавливается на английские, французские, итальянские и американские автомобили. Удачное вступление Боша со своей разработкой в автомобильный мир подстегивает изобретателя и дальше трудиться во благо развития автоиндустрии. Роберту Бошу предстояло занять еще одну высоту…
 

Роберт Бош постоянно искал что-то новое и требовал того же от подчиненных, потому работа в исследовательских отделах постоянно кипела
 
Со временем выяснилось, что зажигание от магнето имеет ряд недостатков – сложность механизма, вырабатывавшего искру в камере сгорания, и неуниверсальность – то есть, для каждой модели двигателя зажигание приходилось конструировать по-новому. Эксперименты по устранению проблем и совершенствованию зажигания приводят Боша к новой революции – появляется магнето высокого напряжения, принцип работы которого основывается на применении детали, без которой сегодня трудно представить автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, – свечи зажигания. То есть, две катушки на якоре вырабатывали ток высокого напряжения, который поступал на свечу зажигания через кабельное соединение и преодолевал расстояние между ее электродами в форме искры.
 

Тот самый клаксон, который Роберт Бош, невзирая на послевоенные трудности, представил на первой послевоенной автомобильной выставке
 
Если с созданием зажигания от магнето фирма Роберта Боша сумела встать на ноги и выбиться в лидеры, то свечи зажигания сделали ее и талантливого инженера флагманами мировой промышленности. Применение свечей, представлявших собой небольшое устройство с керамическим изолятором, позволило, во-первых, снять вопрос об универсальности – теперь магнето высокого напряжения может использоваться на любых типах двигателей, а во-вторых, существенно увеличить мощность силовых агрегатов. Дополнительную рекламу Бошу делали и автомобильные гонки. Машины, на двигатели которых устанавливались его системы зажигания, и за рулем которых иногда сидел лично Бош, непременно приходили к финишу первыми, в отличие от соперников, часто сходивших с дистанции из-за использования несовершенных генераторов других производителей.
 

Уже к середине 20-х годов автомобильный рынок заполнил ряд новых устройств, в значительной степени облегчивших и обезопасивших вождение (на фото – плакат, отображающий большой ассортимент выпускаемой фирмой продукции)
 
Фирма Роберта Боша стала в своем роде уникальной. Ведь, фактически не производя автомобили, она стояла плечом к плечу в одном списке с главными мировыми автопроизводителями. Конечно же, Бош не останавливался исключительно на усовершенствованиях систем зажигания. Он небеспочвенно опасался краха своего дела, поскольку считал, что благополучие предприятия держится исключительно на товаре-однодневке, который в любой момент могла вытеснить любая новая, более совершенная система воспламенения топлива. Потому Бош постоянно искал что-то новое и требовал того же от подчиненных. Такая настойчивость себя вполне оправдала. Уже к началу 1910-х годов его компания производила практически все электрооборудование, начиная с магнето и заканчивая фарами и сигнальными устройствами.
 
Однако серьезный урон по предприятию Роберта Боша нанесли не конкуренты, а Первая мировая война и последующий вялотекущий экономический кризис. Великий изобретатель лишился своих предприятий во многих странах, воевавших против Германии. Но Боша на то и считают выдающимся, что он сумел выйти и из этого трудного положения. Уже на первой послевоенной автомобильной выставке он представил свой новый клаксон, который произвел фурор у собравшейся публики. Дальше – больше. Уже к середине 1920-х годов автомобильный рынок заполнил ряд новых устройств, в значительной степени облегчивших и обезопасивших вождение, – противотуманные фары и автомобильное радио, электрические стеклоочистители и указатели поворотов, клаксоны и одно из самых больших достижений того времени – первый дизельный насос… Но уже в конце 1920-х годов Бош принял кардинальное решение – автомобили отходят на второй план, а компания теперь вольна выпускать абсолютно любую электрическую технику.
 

Первое автомобильное радио Роберта Боша
 
Роберта Боша любили и уважали, одновременно опасаясь его вспышек гнева. Как и всякая выдающаяся личность, он обладал массой противоречивых качеств. Он не делал различий между простым рабочим и директором завода и всегда утверждал, что нет неразрешимых проблем. Он считал, что лучше потерять деньги, но не доверие, и напрочь отвергал сиюминутную выгоду. Он одним из первых ввел 8-часовой рабочий день и показал миру несвойственную для того времени социальную защиту своих сотрудников, а с помощью Генри Форда ввел вслед за ним на своих предприятиях первые в Европе конвейерные производства. Во многом благодаря такой позиции, Бош сумел добиться уважения своих заслуг.
В 1942 году выдающегося инженера-революционера не стало. Но всякий раз, садясь за руль своего автомобиля и поворачивая ключ в замке зажигания, подумайте над тем, что, возможно, вы были бы сегодня лишены удовольствия от поездки на своем автомобиле, если бы однажды, более века тому назад, один человек по имени Роберт Бош не предложил такую, казалось бы сегодня, мелочь – воспламенять топливно-воздушную смесь электрической искрой…


Rambler's Top100