Во второй половине XIX века в небольшом американском городке Найлз в штате Мичиган родились два брата. Они не были близнецами, однако в течение всей своей жизни, старательно подчеркивая свою независимость, они тем не менее оставались неразлучны, покинув этот мир в один год. В этом не было бы ничего особенного, если бы благодаря такому тандему им не удалось создать автомобильную марку, которая стала не только символом национального автомобилестроения, но и, без преувеличения, всего американского общества. Однако путь к славе был долгим. Давайте узнаем, что же для этого пришлось пройти двум простым американским парням.


 

 Братья Джон и Горас Доджи всю жизнь были неразлучны и вместе построили свое собственное будущее

 

 
В 1864 году в семье английских переселенцев и потомственных работников железной дороги "вдобавок" к дочери появился на свет мальчик, которого назвали Джоном, а спустя еще четыре года, в 1868 году родился и его брат, получивший имя Горас. Их отец, Дэниэл Додж, вместе с двумя своими братьями владел небольшим литейным цехом и мастерской по ремонту железнодорожного оборудования. Поэтому детство мальчиков проходило в окружении различных механизмов, к которым они питали недюжинный интерес. Также с самого юного возраста они демонстрировали инициативность и готовность работать много и тяжело. А первые проблески их конструкторской мысли проявились уже когда братья учились в средней школе, с чем связана интересная история.
 

С самого раннего детства Джон был старше не только по возрасту, но и в любом деле, из-за чего Горас ужасно переживал, что его постоянно сравнивают со старшим братом
 
Их одноклассник из зажиточной семьи стал первым в городке счастливым обладателем модного по тем временам так называемого "пенни-фартинга" – велосипеда, у которого диаметр переднего колеса в пять раз больше диаметра заднего. Доджи невероятно завидовали своему сверстнику. Еще бы, ведь стоила эта чудо-машина целых 200 долларов – сумма, которую не мог позволить потратить на своих детей даже их отец-предприниматель. А для братьев это вообще было фантастикой: Джон в то время подрабатывал на разгрузке-выгрузке вагонов, таская тяжеленные мешки с отрубями за 50 центов в день. Поэтому Доджи решили сконструировать велосипед самостоятельно, используя отходы производства отцовской мастерской. А в качестве заднего маленького колеса они использовали колесо от своей детской коляски. Мальчишки чрезвычайно гордились своим "изобретением", которое работало ничуть не хуже оригинального магазинного варианта, и раскатывали на нем по своему городку на глазах у его удивленных жителей.
 
Несмотря на то что братья были очень близки и практически любым делом занимались вместе, они тем не менее обладали индивидуальностью и собственными интересами. Джон с детства питал интерес к литературе, который всячески поощряла его школьная учительница, иногда даже преподнося ему в подарок книги. А вот арифметика и работа с цифрами давались ему с трудом. Горас же необычайно увлекался музыкой, чему в значительной степени способствовал сосед Доджей – бизнесмен-галантерейщик, который позволял мальчику играть у него дома на пианино. Более того, Горас уже в девятилетнем возрасте сумел накопить себе денег на покупку скрипки, ежедневно выводя коров на выпас за 50 центов в неделю. А позже очень заинтересовался лодками, увлечение которыми осталось у него на всю жизнь. К слову, Горас, будучи младшим братом, ужасно не любил и переживал по поводу того, что его постоянно сравнивают со старшим Джоном, потому-то и старался показывать успехи в своей, самостоятельной области интересов.
 
 
В 1882 году умирает один из братьев отца Доджей. Дэниэлу становится трудно вести бизнес, и все семейство Доджей покидает родной городок Найлз и перебирается в город Порт-Гурон, где братья впервые устраиваются на постоянную работу в Upton Manufacturing Company, занимающуюся производством сельскохозяйственной техники. Их отец, будучи профессиональным механиком, устраивается на работу в железнодорожную компанию. Именно с этого момента 17-летний Джон и 14-летний Горас на своей работе в компании постигают азы профессии слесаря и механика, а с помощью главы семейства вплотную знакомятся с паровыми двигателями.
 


С изобретением велосипедной втулки, благодаря которой удалось сделать езду плавной и легкой, Горас фактически открыл для себя и Джона начало самостоятельного пути в бизнесе
 
В 1887 году состоялся еще один переезд – на этот раз в будущее сердце американской автопромышленности – город Детройт. Не успев найти квартиру, Джон бросился на поиски работы. Удача улыбнулась ему только в конце дня на предприятии Murphy Boiler Works, которое специализировалось на производстве стационарных паровых котлов и двигателей для морских судов, где ему смогли предложить должность механика. Успешно проработав первый год, Джон помогает устроиться на предприятии и своему младшему брату. Поначалу дела шли неплохо: старший Додж трудился усердно и вскоре был за это поощрен, став начальником цеха. Однако в начале 1890-х годов случилась беда – он заболел туберкулезом, вследствие чего пришлось бросить работу.
 
Все финансовые трудности, связанные с пропитанием, оплатой жилья и лечения старшего брата взял на себя Горас. Косвенно данный поворот судьбы помог ему познакомиться с точным машиностроением. Уйдя из Murphy Boiler Works по причине небольшой зарплаты, которой теперь стало не хватать, Горас устроился в мастерскую Генри Лиланда, который проповедовал в своей работе невиданные для того времени стандарты точности в производстве механизмов. Сфера деятельности фирмы была огромна –  передаточные механизмы, детали для велосипедов, литье и штамповка металла, тормозные системы для локомотивов, паровые двигатели. Естественно, Горас за время работы получил неоценимый опыт.
 

По причине болезни брата Горас устроился в мастерскую Генри Лиланда, благодаря которому получил неоценимый опыт работы по невиданным для того времени стандартам точности
 
Вскоре здоровье Джона пошло на поправку, однако он больше уже не мог работать в тяжелых условиях задымленных цехов, поэтому братья решили искать менее вредные производства. Открыв детройтскую газету объявлений, они наткнулись на сообщение одной канадской компании по производству оборудования для типографий и велосипедов, которая искала рабочего на сборочную линию. На собеседование Доджи пришли вместе, однако управляющий сказал, что ему нужен только один работник. "Мы братья и всегда работали вместе, и если у вас нет места для двоих, значит, работать у вас не будет никто", – отрезал Джон.
 
Так на предприятии Dominion Typograph Company появилось два новых сотрудника, которым предстояло работать с точным оборудованием. Для Джона, в отличие от Гораса, который уже имел опыт работы в мастерской Генри Лиланда, подобный вид деятельности был абсолютно новым. Однако вскоре они уже оба без труда орудовали различными микрометрами, нутромерами и прочими штангенциркулями. При этом уже очень скоро старший брат, благодаря своему более "пробивному" характеру, очень быстро вырос до начальника цеха.
 


Благодаря сотрудничеству с одним из пионеров американского автомобилестроения Рэнсоном Олдсом, Доджи окончательно решили переключиться на
 
Как-то механику Горасу Доджу при  помощи своей разработки удалось значительно улучшить велосипедный подшипник. Он предложил заключить в закрытый корпус ось и набор из четырех шарикоподшипников – фактически изобретя тем самым велосипедную втулку. Эта инновация защищала механизм от загрязнения, а также позволяла сделать езду более плавной и с меньшим применением усилий. На данное изобретение Гораса было немедленно получено авторское свидетельство, в котором значились имена обоих братьев. После этого начался их самостоятельный путь в бизнесе.
 
Фред Эванз, управляющий Dominion Typograph Company, несказанно обрадовался велосипедному новшеству Доджей и зарегистрировал вместе с Джоном и Горасом дочернюю компанию Evans & Dodge Bicycle, сдав в аренду братьям часть своего предприятия для производства велосипедов по запатентованной технологии. Благодаря прекрасным способностям Эванза продавать, новый бизнес расцветал на глазах. На Нью-Йоркском велошоу 1897 года Evans & Dodge Bicycle была единственной канадской компанией по производству велосипедов и за десять дней смогла продать американским дилерам 50 экземпляров своей продукции. На самом же предприятии Эванза и Доджей трудилось уже больше ста человек, и будущие планы были грандиозными. Однако в самом конце XIX века на велосипедном рынке США и Канады произошли серьезные изменения – началась война за рынок.
 


С Генри Фордом судьбы Доджей переплелись на 11 лет, благодаря чему Форд стал собирать половину производившихся на то время автомобилей, а Доджи стали крупнейшим мировым производителем комплектующих
 
Сорок два американских производителя велосипедов объединились в картель и начали экспансию на канадский рынок. В противовес им Фред Эванз объединяет канадских производителей, и в 1899 году назначает Джона генеральным директором новой структуры – National Cycle & Autuomobile Company, при этом последний по-прежнему получает отчисления за велосипедную втулку. Однако уже в течение ближайших нескольких месяцев происходит очередной передел велосипедного рынка, после чего конкурентам таки удается поглотить National Cycle. Доджи решают прекратить девятилетний "канадский" период своей жизни и вернуться в Детройт.
 
Благо, было с чем: кроме полученного неоценимого опыта работы в качестве механиков и менеджеров, братья также удачно продали свою долю в велосипедном бизнесе, получив 7,5 тысяч долларов, что позволило им открыть уже собственный бизнес. Ну и, конечно же, им удалось сделать "приобретения" и в личной жизни. Оба женились и стали многодетными отцами.
 


Первым автомобилем братьев Доджей стал Dodge Model 30, прозванный в дальнейшем
 
В 1901 году в детройтской газете появилось рекламное объявление новой компании Dodge Brothers – "механиков и инженеров, производителей специального оборудования и ремонтников техники". Доджи открыли мастерскую, наняв несколько десятков рабочих, и готовы были в полном смысле этого слова заниматься абсолютно всем, используя для решения задач любой сложности самые нестандартные решения. Хотя заказы поступали преимущественно на ремонт полиграфического оборудования и постройку паровых двигателей для яхт. Мастерская была оборудована по последнему слову техники, являясь в своем роде уникальной в Детройте. Часть аппаратуры и инструментария братья забрали в качестве отчислений по своему патенту у разорившейся вскоре после их ухода компании National Cycle, как и, собственно, переманили большую часть клиентуры некогда существовавшей Dominion Typograph Company.
 
Причем уже тогда между ними выработалась четкая специализация. Джон, более предрасположенный к пониманию процессов делопроизводства и продаж, занимался управленческой деятельностью, а вот Горас был полностью погружен в мир механизмов и в процесс разработки различных "штуковин". Свою работу Доджи действительно выполняли быстро и качественно, благодаря чему вскоре завоевали прекрасную репутацию благонадежной компании, в том числе и у 
одного из пионеров американского автомобилестроения Рэнсона Олдса, подыскивавшего себе партнеров для своего бизнеса. Да и сам Джон уже в первых годах ХХ века стал прекрасно понимать, что надо полностью переключаться на долгосрочное сотрудничество с автомобильными компаниями. Поскольку разовые мелкие заказы бизнесу особо не помогали развиваться, а печатные издания, ремонтировавшие в Dodge Brothers типографическое оборудование, часто вообще не могли расплатиться.
 
 
Поэтому первой пробе сотрудничества с Рэнсоном Олдсом братья были очень рады. Произошло это в начале 1901 года, когда Олдс заказал у Доджей постройку одноцилиндрового двигателя для своей модели Curved Dash, ставшей праобразом первого массового автомобиля. Фактически это стало тестовым заданием, удачно выполнив которое, братья доказали, что достойны сотрудничества с ведущим тогда автомобилестроителем. И уже в июле того же года они заключили свой первый значительный контракт, согласно которому должны были изготовить для Олдса две тысячи трансмиссий. После этого они практически полностью сворачивают "постороннюю" деятельность и погружаются в мир автомобильных комплектующих. Следует учитывать, что автомобильная промышленность начала ХХ века представляла собой исключительно сотрудничество независимого поставщика деталей и комплектующих с собственно владельцем автомобильной марки.
 
Однако в 1903 году Доджи прекращают сотрудничество с Олдсом и решают сделать ставку на нового участника автомобильного рынка – Генри Форда. Это был большой риск – довериться человеку, только что "с успехом" сумевшему провалить два раза свое дело.  Однако такой шаг для братьев в очередной раз стал пророческим. Первый заказ состоял на поставку 650 "комплектов, состоящих из двигателя, трансмиссии и осей, крепящихся на раме". В дальнейшем фирма Dodge Brothers поставляла две трети комплектующих на автомобили Форда – все, кроме колес, шин и кузова.
 


Особняк в Детройте, в котором жил Джон Додж вместе со своей женой и тремя детьми
 
Так на целых одиннадцать лет переплелись судьбы Генри Форда и братьев 
Доджей – Форд собирал половину производившихся на то время в мире автомобилей, а Доджи стали крупнейшим мировым производителем автомобильных комплектующих. При этом в самом начале сотрудничества Форд, не имея достаточно средств, расплатился со своим эксклюзивным поставщиком акциями своего пока не очень привлекательного предприятия, что в будущем в буквальном смысле этого слова озолотило братьев. Более того, Джон также получил пост вице-президента Ford Motor Company.
 
Перед самым началом Первой мировой войны братья принимают на первый взгляд закономерное, но, с другой стороны, непростое для себя решение стать наконец-то самостоятельными автомобилестроителями в полном смысле этого слова. Дрязги между Фордом и Доджами начались с финансовой части и касались стоимости комплектующих.   Последней каплей стал спор по поводу договора о будущей аренде Генри Фордом недавно построенного братьями современного завода.
 
Масла в огонь подлил и личный советник Джона, как-то поинтересовавшийся, почему братья не желают строить собственные автомобили, ведь опыт работы с Фордом только прибавит цены их собственной продукции. Несмотря на возможные проблемы со сбытом и потерю высоких прибылей, Джон и Горас, посовещавшись, пришли к выводу, что советник абсолютно прав. К тому же Форд напрочь отвергал любые попытки внесения улучшений в конструкцию своих автомобилей. А Доджи верили, что смогут строить более качественные автомобили без повышения цены. И в дальнейшем нереализованные на Ford инновации и предложения с успехом внедрили на своих моделях.
 
В 1914 году они прекратили сотрудничество с Ford Motor Company и полностью переоборудовали свои производственные мощности под выпуск автомобиля "целиком". Параллельно с созданием первой модели Доджи подготовили сеть дилеров по всей стране, а также подняли шумиху в прессе и развернули масштабную рекламную компанию, вызвав в обществе колоссальный ажиотаж. И вот наконец-то 50-летний Джон и 46-летний Горас в этом же году представили свой первый автомобиль, а уже в течение ближайших нескольких недель братья получили более 70 тысяч заказов. Dodge Model 30, прозванная в дальнейшем "Старушкой Бэтси" оснащалась 35-сильным четырехцилиндровым двигателем, разработанным лично Горасом, имела революционный цельнометаллический корпус, поскольку распространенному тогда дереву Джон никогда не доверял, электрический стартер и даже спидометр. И хоть модель и стоила почти на 300 долларов дороже захватившей просторы страны Ford Model A, в техническом плане и в плане надежности она была гораздо более "продвинутой", чем ее конкурент.
 
Риск потери денег, вложенных в дело, окупился сполна, а бизнес приносил в итоге даже больше прибыли, чем изготовление комплектующих для Форда. 
Началось все с производства 249 экземпляров в первый год, а в 1915 году из заводских ворот выехало уже более 45 тысяч автомобилей под маркой Dodge. Как и сложилось в отношениях братьев ранее, Джон занимал пост генерального директора компании, а Горас – вице-президента. Однако владели предприятием они на равных правах.
 
Старший брат, и ранее не отличавшийся покладистым характером, с возрастом становился все более вспыльчивым и циничным, потому детройтская элита не приветствовала его присутствия на своих мероприятиях. Однако при этом Джон был очень влиятельным членом общины и ее спонсором, а также активистом Республиканской партии, что полностью компенсировало свойства его характера. И, конечно же, не забывал он и о своих корнях, периодически навещая могилы родственников и перечисляя немалые денежные средства муниципалитету своего родного городка Найлз. А вот Горас был примерным семьянином и душой компании, поэтому всегда был желанным гостем на всех светских раутах. И, конечно же, вместе с женой Анной он стал главным спонсором и благотворителем открывшегося Детройтского симфонического оркестра.
 
В Первую мировую войну они значительно помогали армии союзников, выпуская военные грузовики, которые превратились в мирное время в первые коммерческие автомобили, и даже разработали революционный механизм, который позволил значительно уменьшить откат артиллерийских орудий при выстрелах. Так бы счастливо жить и успешно трудиться братьям-партнерам и в дальнейшем, однако судьба распорядилась по-другому. В 1920 году Джон заразился гриппом, ситуацию усугубили последствия болезни туберкулезом. На этот раз интенсивное лечение и лучшие доктора Америки не помогли – в том же году старшего брата не стало.
 
Спустя несколько месяцев та же участь постигла и Гораса, у которого начались проблемы с внутренними органами. Как утверждали близкие люди, заболевание не было смертельным, однако младший брат от горя безвозвратной потери полностью опустил руки, не желая себе никак помочь. В том же году смерть окончательно разделила двух близких людей, которые неразлучно строили свое собственное будущее… То, к чему они шли практически всю жизнь, – свой собственный автомобиль – попытались взять на себя их безутешные вдовы. Но сил им хватило только на три года, постепенно бизнес приходил в упадок. После чего женщины продали компанию Dodge Brothers, которая позже перешла к Уолтеру Крайслеру. А вот он уже бережно сохранил наследие братьев Доджей. Но это уже совсем другая история…

 



Rambler's Top100